Много нецензурной лексики.

 

Волею судьбы я оказываюсь на М10 за 196км от Питера почти в полночь. На трассе дул сильный ветер, была ужасная метель, которая мела мне прямо в ебальник. Я стоял на обочине в каше тающего снега с песком и грязью, мне было холодно и хотелось спать. Машин на трассе было очень мало, т.к. неожиданный приход первого снега застал водителей врасплох — почти никто не «переобулся». В основном все притерлись к обочинам\на заправки и легли спать в надежде, что с утра все растает. Я стоял на трассе и голосовал. Из-за лютого холода и сверепой пурги, мне пришлось обмотаться всем, что у меня было, из-за чего я стал похож на шахида. Не удивительно, но никто мне что-то не останавливался. Толи из-за моей неординарной внешности, толи из-за минимальной видимости.

Простояв минут 15, околев и уже почти поверив в бога (смешная шутка), мимо меня пролетает тренашка, которая вдруг резко дает по тормозам.

Внутри сидит Армянин, чьего имени я не запомнил. Ехал он в спб, так что я уже приготовился расслабляться, как вдруг пошли интересные вопросы.

Как только я сел в машину, я услышал залпом следующее — «Чем занимаешься? Тебя кто-то ждет? Почему нормально не едешь? Ты один?»

Ответив и объяснив, как и из каких побуждений я так передвигаюсь, я услышал в ответ — «Ну да, правильно, нужно смотреть мир, пока у тебя есть такая возможность, а то кто знает, кого ты потом встретишь и чем это закончится…» Моя жопа немножко пригорела.

На мои попытки узнать что-то о нем, он отвечал как-то неоднозначно и очень тихо, а спустя пол часа говорил уже совсем другую информацию о себе.

Разговаривал он очень невнятно, поэтому каждый раз мне необходимо было сильно напрягаться, чтобы разобрать его речь, да и по-русски он говорил еле-еле. Наступило неловкое молчание, которое очень скоро закончилось, что зря.

«У тебя был секс?», «С кем?», «А ты бреешь член?», «Сколько у тебя сантиметров?», «А как ты больше любишь?», «А ты думал когда-нибудь о сексе с парнем?» и так далее. Эти и другие подобные вопросы задавались мне постепенно на протяжении всего пути. Водитель не то, чтобы не стеснялся выражений, он не стеснялся ничего. Его правая рука всю дорогу была в штанах, а его взгляд то и дело сканировал меня с головы до ног.

Позже водитель поведал мне историю о том, как во время службы в Армянской армии, во времена СССР, они ротой принимали душ. Заметив его с выбритым местом, приняв за нетрадиционного, двое сослуживцев, дождавшись уединения, его изнасиловали. Насилие продолжалось полтора года, а раскрутили все так, что ничего сделать он не мог. В конце концов, как он мне поведал «ты привыкаешь к этому, без этого уже невозможно жить, ты сам этого желаешь». На вопрос, как же он избавился от этого спустя столько времени, я услышал «а как.. никак».

98% тем нашего разговора за поездку были о сексе, больше половины не о традиционном. 1% из них был о его семье. У него есть жена и дочь. Жена узнала все через полтора года после свадьбы. Ей был поставлен ультиматум — «Либо ты, либо кто-то другой». После этого они купили ей страпон, объяснять что к чему думаю не стоит. Также у него есть друзья, члены которых он мне детально описал, с которыми он замечательно проводит время в различных банях. Ну а сейчас он направляется в спб, жена в Армении, а друзья в Москве.

Когда вопросы прекратились, наступила напряжная тишина. За окном ночь, пустая трасса, вокруг лишь лес. Я еду с каким-то заднеприводным Армянином, который уж очень интересуется жизнью в моих трусах.

Конечно, дорога научила меня принимать людей такими, какие они есть. Я относился к нему, как ко всем: с уважением, без осуждения, презрения и ненависти (пидоров с подворотами, вейпом, перекрещенными руками у лица, гироскутерами и снепчатом это не касается). Но осознание того, что я могу не сохранить целостность своей жопы до питера, либо же вообще в целом до него не доехать, нарастало с каждой секундой.

Переодически задавая ему вопросы, выдерживая интервал, чтобы он не успевал «заскучать» и не начал вновь свои расспросы, за 50км до спб он вдруг перебивает меня и я слышу следующее — «Мищааа.. я панимайу: тыбе скушнаа, мне скушнаа.. ехад ищо даликоо.. ни падумай нищево плахова, но раздвинь ноги, я хощу трогать твой член».

Вот тогда то я понял, что наступил пиздец. Его рука была на моей ноге, тем временем жопа производила кирпичи быстрее всех кирпичных заводов нашей страны (если они еще работают) вместе взятых.

Оправдываясь и отказываясь всеми возможными способами, с каждым разом он отвечал мне все настойчивей. В конце концов, он почти заорал мне следующее — «Хватит блят чущ эту говорит. Я сам пережил ето. Я знайу каково ето. Ета тибэ кажэца што тибэ не понравица. Ты сам не заметищ как привыкнищ и не сможищ без етово. Я через ето пращол, я знайу!».

Продолжая отпираться я понимаю, что он просто может щас свернуть в лес, откуда я потом не выйду, но тут я вспомнил хорошую тему — войну. Вероятно, меня спасло, что пару месяцев назад я вернулся с Армении и Азербайджана, где очень хорошо был наслышан о истории этих стран и о  вражде их народов. Результат не заставил себя долго ждать, когда я вдруг начал резко высказываться о действиях Азербайджана в войне в Карабахе и о Нахичеване. Мой мозг генерировал вопрос на эти темы каждые пару секунд.

Нашего героя быстро накрыла эта тема и под конец дороги он уже был настолько заведен, что мне не приходилось даже ничего придумывать.

Мы доехали до КАДа, где попрощались, будто ничего и не было и разошлись. Сказать, что тогда я вновь прочувствовал вкус жизни — не сказать ничего. Спустя пару минут я уже ехал в полной машине чеченцев, но это уже совсем другая история.

Вторую анальную историю можно найти в посте про поездку в Турцию.

Leave a Reply